История Залесской усадьбы

 

 

Несравнимая ни с какой иной  деревня Залесье Сморгонского района Гродненской области обязана своим названием одноименной усадьбе Михала Клеофаса Огинского.                              

Название помещичьей усадьбы во времена Огинского не обязательно было связано с названием близлежащей деревни. Оно должно было служить распознавательным знаком среди прочих помещичьих усадеб. Согласно известному историку ХІХ в. Чеславу Янковскому, крестьянское поселение на месте сегодняшней деревни Залесье  называлось тогда Дербы (от слова «дзерці” – драть), что означает “расчищенное место». Рядом с Дербами  М.К.Огинский основал ещё одну деревню, которую в честь своей старшей дочери назвал «Амелина» (с ударением на предпоследнем слоге), что в польском произношении означает «деревня, принадлежащая Амелии», которая сегодня входит в состав деревни Залесье, как одноименная улица.

   Само же земельное владение Огинских вокруг Залесья представляло собой целый “ключ” окрестных земель с крепостными деревнями: Михневичи, Оленец, Зарудичи, Перебродичи, Засковичи, Готковичи, Яневичи, Белая. В первой половине ХVIII ст. это большое земельное владение приобрёл у предыдущего владельца прадед Михала Клеофаса, витебский воевода Марциан Михал Огинский (1672-1750). Согласно  завещанию, после его смерти Залесье досталось четвёртой жене, Текле Анне Лярской. После смерти Лярской (1765 г.) владельцем Залесья стал Тадеуш Огинский (1712-1783), сын Марциана Михала от первого брака, каштелян, а позднее воевода Трокский, дед Михала Клеофаса. Он не проживал в Залесье, потому что имел две постоянные резиденции: в Молодечно и Гануте (сегодня Вилейский район). После смерти Тадеуша Огинского его имения были поделены между двумя его сыновьями – старшим, Анджеем (1740-1787), и младшим, Франтишеком Ксаверием (1742-1814). Залесье получил Франтишек Ксаверий, последний великий кухмистр ВКЛ (великий кухмистр – почётное придворное звание) и активный Барский конфедерат (заговорщик, противник разделов Речи Посполитой). Он постоянно проживал в своей величественной молодечненской резиденции – бывшем дворце князей Збаражских. Будучи неженатым, Франтишек Ксаверий намеревался завещать всё своё имущество родному племяннику, Михалу Клеофасу Огинскому. Но случилось так, что Михалу Клеофасу довелось стать его наследником только через 12 лет,  прожив все эти годы в качестве опекуна  престарелого дяди.


ЗАЛЕСЬЕ ОГИНСКОГО


   28 апреля 1802 г. М.К.Огинский, получив императорское решение Александра I о вступлении в права опекуна престарелого Франтишека Ксаверия, возвращается из Петербурга в Литву и поселяется в одном из дядюшкиных имений – Залесье под Сморгонью.

   Залесская усадьба Франтишека Ксаверия представляла собой деревянный господский дом, построенный в І половине ХVIII ст., хозяйственный двор, деревянную мельницу, пивоварню, сад и огород. Позади дома был выкопан пруд. К имению Залесье относились также перевоз на реке Вилия, три трактира, луга в поймах рек, оленецкий бор и кирпичный завод на реке Белой. Неподалёку от усадьбы находилась старинная деревянная православная церковь  Георгия Победоносца, костёла поблизости не было.


   Почти сразу же после приезда в Залесье Михаил Клеофас начал строительство нового, каменного дворца рядом со старым. К реализации он принял архитектурный проект профессора  архитектуры Виленского университета Михала Шульца. Выполнение стройки велось под наблюдением виленского архитектора Юзефа Пуссе. Дворец Михала Клеофаса получил вид, невиданный до сих пор в строительстве аристократических резиденций: он состоял из двух вытянутых под прямым углом одноэтажных крыльев, между которыми и на концах которых находились двухэтажные павильоны. Главное крыло, с колоннами, имело в длину 50 м, а боковое вместе с оранжереей - 160. Именно это, удлиненное, крыло представил на своей известной гравюре "Залесье в Литве. 1822" молодой секретарь Огинского Леонард Ходько. Декоративный забор в виде штакетника, закрепленного между каменными столбами, соединял здание оранжереи со зданием водяной мельницы, которая по форме напоминала дворцовые павильоны, но была чуть больше. На гравюре Ходько также видна построенная ​​перпендикулярно к оранжерее большая теплица. Эта теплица, оранжерея и дом садовника, который стоял неподалеку, образовывали живописный внутренний дворик, куда летом из оранжереи и теплицы выносили горшки с цветами и экзотическими растениями.

    Строительство дворца в основном было завершено к 1815 г. Архитектурный стиль, в котором был построен дворец, соответствовал канонам классицизма. К тому же вся постройка была возведена почти без фундамента. Центральная часть дворца была обозначена портиком из четырёх тосканских колонн и увенчивалась небольшой башенкой, в которой помещались часы с боем, имеющие со всех четырех сторон  циферблаты со стрелками. Над башней был прикреплен шар, в котором находился специальный колокол, отбивавший время.

   Вот как описывал залесский дворец и заслуги его хозяина поэт-филомат Александр Ходько в его поэме “Залесье”, созданной летом 1822 г:


Але яшчэ будынак дому ля сябе трымае.

Здзіўляе ён, хоць дахам хмар не праразае.

Натхняе думкі ён, бо хоць сцяна і нізка,

І вугал просты ад вугла тут блізка,


Заўжды абшараў тых заможныя нашчадкі

Краіны справы ў розуму стаўлялі краткі.

І ў бітве моцны, і ў нарадах майстры –

Аб тым пасведчаць гетманы і давядуць кухмайстры.


Свет хваліцца табой, о іх нашчадку годны!

Чужым – дарадчык ты, а землякам – як родны.

Не раз бацькі нашы і бачылі, і чулі,

Што мог прамовай Ты, што – куляй!

(поэтический перевод с польского языка Т.Клещёнок)




Далее автор подробно описывает все усадебные и парковые постройки, их красоту и свое чувство глубокого восхищения залесской природой и гением хозяина усадьбы, давая нам возможность наглядно представить себе вид Северных Афин – усадьбы прославленного создателя полонезов.



ВНУТРЕННЯЯ ПЛАНИРОВКА ДВОРЦА


   Внутренняя планировка дворца позволяла разместить здесь не только жилые комнаты, но и различные гостиные и салоны. Вот как должен был выглядеть дворец Михала Клеофаса Огинского внутри (согласно брошюре белорусской исследовательницы Л.Трепет "Там, где звучали полонезы", Мн., 1990):


"Открыв массивные двери главного входа, попадаем в центральный вестибюль, откуда можно пройти в анфиладу парадных помещений: музыкальный салон, розовую гостиную, бильярдную, столовую. Далее, минуя несколько комнат, проходим в гостиную, откуда стеклянные двери ведут в оранжерею ... Из гостиной по витой деревянной лестнице поднимаемся на второй этаж в библиотеку, где чаще всего собирались Огинский и его друзья. "
Среди архивных материалов сохранилось щепетильный описание инвентаря, которое дает нам возможность представить оборудование этой комнаты: "паркет из ясеня, стены крашеные, потолок побеленная. Окон двойных пять и на всех - шторы ситцевые белые. Печь из кафеля с дверцей чугунная. В библиотеке мебель: фортепиано из красного дерева, венское, стол из ясеня, сукном алым выклеен, столик из красного дерева раскладной, бильярд ольховые на шести ногах, сукном зеленым обтянутый, стульев из красного дерева - шесть, шкафчики из красного дерева, шкаф большой берестяной, четыре шкафы из ясеня ".

А из библиотеки через двойные стеклянные двери можно было пройти на галерею, откуда открывался вид на озеро, зверинец, парк ...


ПАРК

Парк, раскинувшийся за дворцом, имел пейзажный характер и соответствовал новомодным образцам романтических парков, так называемых "английских". Он был создан при помощи известных в то время вильнюсских ботаников - Станислава Юндила и Юзефа Струмилы. Под их руководством для оранжереи (специально созданного ботанического сада) в Залесье привозились самые редкие южные растения, а из садов Хрептовича в Щорсах - фруктовые саженцы. В теплице выращивались, среди прочего, абрикосовые деревья и фиговые пальмы. В разных уголках парка были построены беседки и "античные храмы" (один из них, под названием "Храм Амелии", сохранился до сегодняшнего дня). Среди них была и "китайская беседка», которая не сохранилась, но которая должна быть восстановлена ​​по подобным образцам XIX в. Кроме различных беседок, в наиболее живописных уголках парка были построены горбатые мостики, садовые диваны, установлены памятные камни. Один из них - в честь Тадеуша Костюшко, к личности которого М.К.Огинский чувствовал огромное уважение, второй - в честь гузовского гувернера Жана Роле. Рядом с английским парком расположились два зверинца - обязательный элемент крупных усадебно-парковых комплексов того времени: один - для содержания диких животных, второй - прогулочный.

Неповторимую красоту и обаяние усадьбе придавало живописное озеро, а в действительности - став с островом, который назывался Лебединым. Через парк текли две извилистые речки - Бобринка и Рудица, водами которых и наполнялось озеро. Через речки в нескольких местах были переброшены красивые мостики, а к Лебединому острову с берега вел ажурный серебристый мостик. Запомнились современникам и клумбы с различными цветами, которые чрезвычайно любил М.К.Огинский. Цветы царили везде: под окнами дворца, на полянах парка и даже вдоль дорог, которые проходили через его владения.

Эти дороги хозяин приказал обсадить березами. Около почтовой станции он построил гостиницу для проезжающих. Недалеко от нее, за сосновым лесом, Огинский построил круглый каменный храм по образцу римского Пантеона, к которому с разных сторон вели 7 или 8 дорожек. Эту постройку композитор не успел завершить до своего отъезда в Италию, и она постепенно разрушилась.


СЕВЕРНЫЕ АФИНЫ

От современников Залесская усадьба получила возвышенное название "Северные Афины», здесь обсуждались общественные и политические дела, прослушивались новые музыкальные и литературные произведения, устраивались настоящие музыкальные праздники ... "

Частыми гостями Залесья были ученые Вильнюского университета, несколько раз приезжал бывший учитель музыки Иосиф Козловский из Петербурга, посещали боевые друзья по восстанию 1794, соседи-помещики, и чаще других - писатель и общественный деятель Ян Ходько-Борейко из ближнего поместья Кривичи. Заезжали проезжавшие по Виленской дороге царские чиновники, военные, предприниматели.

Современница М.К.Огинского, мемуаристка Г.Пузына, которая также посетила Залесье, пишет про усадьбу Огинских так:

"Залесье имело тенистый парк с ланями, прекрасные цветы и деревенский, но каменный дом...". О внутреннем убранстве дома она вспоминает, что здесь было "много салонов, были картины хороших художников, большей частью семейные портреты, и оранжерея, которая летом использовалась как столовая".

Павильоны, романтично названные именами детей (один из них назывался башней Амелии, второй - башней Иренеуша), служили для жилья. Один из павильонов занимала княгиня. Известно, что Михаил Клеофас собрал в Залесье солидную библиотеку, в основном на французском языке, которая в 1920 г. была передана Центральной государственной библиотеке в Каунасе.


ЗАЛЕСЬЕ ПОСЛЕ М.К.ОГИНСКОГО

Поскольку законный наследник поместья Залесья - сын Иренеуш Огинский - после смерти родителей выбрал для постоянной жизни имение Ретов недалеко от Паланги на Жмуди, залесские земли были отданы им в аренду, а дворец и парк постепенно разрушались. После смерти ретовского князя Богдана Огинского (сына Иренеуша), Залесье перешло в руки сразу нескольких наследников Михала Клеофаса Огинского по линии его дочерей Амелии и Эммы. Они согласились отдать Залесье во владение одного из них - польского помещика Генрика Высоцкого - с условием, что тот постепенно выплатит остальным наследникам их долю. Генрик Высоцкий поселился в Залесье и начал активно хозяйничать, но мировой экономический кризис 1924 г. привел его к банкротству и Генрик Высоцкий продал залесский имение частями: земельные угодья купили братья Копчинские, а дворец и парк - помещица Мария Жебровская. Мария Жебровская приложила большие усилия, чтобы спасти от разрушения дворец и частично парк. Старая крыша была заменена на новую, гладкую, двухскатную. Во дворце было создано нечто вроде частного дома отдыха. Одну из комнат дворца Жебровская обставила остатками чудом уцелевшей старой мебели и сделала её мемориальной, назвав в честь М.К.Огинского "композиторской".


ЗАЛЕСЬЕ В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Вместе с началом Второй мировой войны и присоединением Западной Беларуси к БССР все владельцы поместья Залесье покинули его. В 1939-1941 гг. во дворце Огинских располагался Дом отдыха для жителей Минска. После окончания войны Дом отдыха возобновил свою деятельность. В 1961 г. он был преобразован в Дом престарелых. В 1977 г. Дом престарелых переехал в другое место, а территория усадьбы и дворец были переданы на баланс Сморгонского силикатного завода, который планировал создать здесь профилакторий для своих работников. Заводом в это время был даже дан заказ на реставрацию усадьбы и приспособления ее под профилакторий (автор проекта реставрации - Л.Иванова), но из-за недостатка финансовых средств проект не был воплощен в жизнь.


ЗАЛЕСЬЕ СЕГОДНЯ

Вместе с распадом Советского Союза и достижением Республикой Беларусь независимости бывшая усадьба Огинских переходит в подчинение Министерства культуры, а именно Объединения литературных музеев. Как раз тогда было запланировано создать здесь музей Михаила Клеофаса Огинского, а также школу искусств для детей села Залесье. Совершение планов сдерживалось из-за общего экономического кризиса 90-х годов ХХ в. и нехватки средств. Все же усилиями Сморгонского райисполкома в 1992 г. была отреставрирована и начала действовать в качестве местного костела семейная часовня Огинских.

Начинается оживление контактов всех, кто был заинтересован в судьбе усадьбы Огинского. Уже с 1990 г. в Залесском дворце регулярно проводилось празднование годовщины рождения Михала Клеофаса Огинского, которое обычно готовили учителя и ученики местной средней школы вместе с сотрудником Объединения литературных музеев Сергеем Веремейчиком. Здесь впервые прозвучали произведения его собственного сочинения, посвященные М.К.Огинскому. На эти праздники приезжали любители истории и музыки из разных уголков Беларуси, в том числе и известный белорусский оперный певец, один из поздних основателей творческого коллектива "Белорусская капелла" Виктор Скоробогатов, сегодня профессор и лауреат Государственной и специальной премий Республики Беларусь. Одной из замечательных наработок "Белорусской капеллы" является тема "Музыка семьи Огинских" и обширная монография помощницы художественного руководителя этого коллектива, кандидата искусствоведения Светланы Немогай, под названием "Жизнь и творчество Михаила Клеофаса Огинского в координатах его времени и творческой среды" .

С 1993 г. завязались контакты с любителями родной истории местечка Гузов (Польша), места рождения М.К.Огинского. Происходит обмен визитами учителей и учеников в 1996 г., при этом осуществлялся обмен исторической информацией, в результате чего в 1998 г. в Польше была издана книга гузовского ксендза Петра Станека "Клеофас Михал Огинский (1765-1833), а в Беларуси - биографический очерк Татьяны Клещёнок "Михаил Клеофас Огинский и Беларусь" (2000 г.) и книга С.Веремейчика "Михаил Клеофас Огинский. 1765-1833". (2003 г.).

   В 1996 и 1997 гг. Залесскую усадьбу посетили по очереди два потомка М.К.Огинского - братья Анджей и Иво Залусские из Англии. Произошел новый обмен информацией. Эти знаковые визиты стали возможными благодаря усилиям тогдашнего посла Республики Беларусь в Великобритании, Сморгонского уроженца Владимира Счастного. Кажется, в результате этого визита у Иво Залусского родился замысел издать записи произведений М.К.Огинского и представителей его династии в своем исполнении, что он позже успешно совершил и продолжает совершать. Его старший брат Анджей Залусский в 1997 г. написал и издал книгу-размышление "Музыка и время М.К.Огинского" (издана в Лондоне). Через два года эта книга вышла в Беларуси в переводе на русский язык в минском издательстве «Четыре четверти». Позже в Беларуси тем же издательством была издана интересная книга Иво Залусского "Ген Огинского", которую сегодня можно найти в каждой библиотеке.

К почетному кругу, возродивших память о М.К.Огинском, принадлежит также Сморгонский местный благотворительный фонд «Северные Афины» (председатель правления - Петр Южик, директор - Алла Шитикова), который в 2014 издал сборник романсов М.К . Огинского в комплекте с соответствующим аудиодиском. Фонд содействует проведению всех значимых событий залесской усадьбы, а именно: ежегодного фестиваля народного искусства "Залесье приглашает друзей",  научно-практической конференции  "М.К.Огинского в Залесье" , благотворительного бала в музее-усадьбе Огинского, республиканского конкурса белорусского вертепа, публикации печатных изданий о М.К.Огинском.

Успешное возрождение залесской усадьбы невозможно представить и без ежедневной кропотливой работы руководства Сморгонского райисполкома и его структур - районного отдела культуры, строительных и хозяйственных организаций. Все они без исключения уделяли значительное внимание сохранению залесского исторического наследия. Особенно напряженный период  (период окончательного восстановление усадьбы и сдачи её в эксплуатацию) пришелся на время правления районом Мечислава Гоя и работы заведующей районным отделом культуры Татьяны Ражевой. Благодаря им, дело возрождения усадьбы и исторической памяти приобретало приоритетное направление, вёлся постоянный поиск наиболее удачных решений и тесное сотрудничество с соответствующими вышестоящими государственными и культурными учреждениями.


C 2014 г.  во дворце композитора размещается государственное историко-культурное учреждение "Музей-усадьба М.К. Огинского", а с сентября 2015 г. действует постоянная музейная экспозиция.